ПЛАТОШКИН СТРУСИЛ

Итак, 18 марта прошло. Вызов на доктринальный поединок не принят. Н.Н. Платошкин отказался подтвердить своё право использовать слова «новый» и «социализм» в названии своего движения. И теперь он для меня в большой степени ПЛУТошкин.

Причин трусости, скорее всего предостаточно. Остановимся на одной, которую Платошкин сам косвенно озвучил в своем диалоге с Евгением Семиным при участии Евгения Спицына. [1]

«Они [критики – «теоретики»] не читали работ Ленина, например, речь Ленина при введении Новой Экономической политики, когда Ленин признавал ошибочность политики Военного Коммунизма. Говорил, что «мы перебрали». Что сейчас нам нужна частная инициатива. Было это социализмом – НЭП или нет? Если это не социализм, то, что, у нас социализма до 30-го года не было что ли? Потом при Сталине существовали частные экономические артели – то есть предприятия, которые даже лучевые трубки для телевизоров делали. Только Хрущев отменил. Наоборот, потом была «косыгинская реформа» — хозрасчет 65-го года, когда я родился, с введением рыночных механизмов. Потом опять назад открутили, потом снова в 79-м году перекрутили. Это что не «социализмы» что ли у на были? У нас тогда когда был чистый-то социализм, который этим «друзьям» нравится. 25 октября 17-го года что ли?»

Из этой тирады отчетливо понятно, что к «социализмам» Платошкин относит всё происходившее в СССР и России с октября 1917-го до конца 1980-х. Но из его же монолога следует, что это были разные явления. НЭП с нэпманами и концессиями, «сталинские времена», когда концессии и частников волевым решением свернули, но ввели возможность работать производственной кооперации (включая, кстати, колхозы). При Хрущеве артели свернули, а колхозы стали массово преобразовывать в совхозы – государственные предприятия. И здесь «социализмы», о которых говорит Платошкин становятся привлекательными для всех. Стороннику социализма как уравниловки – времена Военного Коммунизма. Мелкому и среднему предпринимателю – возможность работать как при НЭПе. Иностранным капиталистам – возможность эксплуатировать ресурсы России, как во времена концессий. Враги НЭПа и «буржуев» найдут отраду в удушении НЭПа и разгоне концессий. Ну и многим, кто застал времена СССР, или знает о них по рассказам родителей, понравятся «душевные 70-е» — пусть не очень изобильные, но сытые и очень уютные. Границы «социализмов» Платошкина сейчас размазаны до неопределенности.

Однако, как только появится определенность, например, Платошкин определится работой иностранного капитала на территории России, то отпадут или сторонники или противники. Как только определится с частной собственностью – то же самое. Отпали одни, другие, третьи. С кем остался Платошкин?

Исходя из этого очевидно: Платошкину не выгодно внятно и однозначно формулировать социалистическую идею – растеряет электорат. Вот почему в обозримой перспективе ничего более содержательного, чем «социализмы» от Платошкина мы не услышим. Повторюсь – появится определенность – уйдет электорат.

P.S. Примечательно, но в преамбуле своего выступления, Н.Н. Платошкин озвучил, что некоторые, которые называют себя «теоретиками» обвиняют его в троцкизме, что нет у него никакого социализма ни нового ни старого. Я достаточно внимательно слежу за тем, что говорит Платошкин и что говорится о Платошкине. Поэтому с большой долей уверенности заявляю, что кроме меня о возможном троцкизме Платошкина и отсутствии у него социализма не говорит никто. А это значит, что Платошкин только делает вид, что меня не замечает. Но признать открыто – значит, придется предъявить аргументы, которых у него нет. А пока есть возможность, что называется, «забалтывать вопрос».


[1] https://youtu.be/-r6hqN4-THM – примерно 3-я минута