МАНИХЕЙСКАЯ СУЩНОСТЬ БОЛЬШЕВИКОВ.

Прочитав заголовок, многие усомнятся в его корректности. Большевики всегда позиционировали себя как атеисты. Активно боролись с религиями. Причем тут одно из экзотических для нашей страны религиозных течений?

Напомним, Манихейство – одно из религиозных учений, названное в честь своего пророка – Мани. Как и другие дуалистические вероучения предполагает наличие в мире двух противоположных взаимосвязанных, но не сходящихся противоположных начал. На практике это выражается том, что одно и то же действие, направленное в выгодную сторону характеризуется как положительное, а если в невыгодную – как отрицательное. И в практике большевиков это проявилось очень ярко.

Начнем с одного из обвинений, которое большевики выдвигали Николаю Второму – Кровавое Воскресенье. За это Николай получил прозвище «Кровавый». Напомним кратко, что произошло. 9 января 1905-го года недовольные условиями работы и жизни рабочие пошли к царю с просьбой разобраться и принять участие в их судьбе. В ответ прозвучали выстрелы. Погибло 130 и 299 были ранены.

В 1917-м рабочие с оружием в руках выступили против властей. Те, кто выступал против восставших, по суду или без наказывались потом большевиками вплоть до физического уничтожения.

2 июня 1962-го в Новочеркасске рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода возмутились повышением цен на продукты питания на фоне снижения расценок за труд и выступили против властей. В ответ также прозвучали выстрелы. По разным данным было убито 20-22 человека, около 70 были ранены. Вот только осуждены большевиками были не те, кто стрелял в народ, а наоборот. 7 человек были приговорены к смертной казни и расстреляны, 103 получили сроки заключения от 2 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима

А что собственно произошло? Произошло то, чему советских школьников учили в 10 классе на примере романа Горького «Мать». Не нравится жизнь – бунтуй против администрации завода, выходи на улицу, свергай власть, которая тебя притесняет. То есть в 1905-м, 1917-м и в 1962-м рабочие делали одно и то же. Но судила о них большевистская власть диаметрально по-разному.

Идем дальше. Отношение к войне и армии. Летом 1917-го большевики вели активную агитацию, склоняя войска к прекращению боевых действий, организации солдатских комитетов. В повести Аркадия Гайдара «Школа» отец главного героя, дезертировавший из армии, показан героем. А те, кто его потом осудил по законам военного времени – мерзавцами. Ситуация диаметрально меняется когда у большевиков появляются собственные вооруженные силы. Никаких комитетов. Приказ – закон. За «спецами» присматривают комиссары с самыми широкими полномочиями. За трусость и дезертирство – вплоть до децимации (расстрел каждого десятого). А солдаты, в общем, остались теми же, что летом 1917-го, что весной 1918-го. И года не прошло.

Большевики пришли к власти под лозунгами «освобождения труда». А право на забастовку (стачку) заявлялось как неотъемлемое право рабочего за улучшение условий его труда. Но когда большевики сами оказались у власти, сами возглавили производство. Намеренная остановка производства, что собственно и представляет собой забастовка, нашла свое отражение в ст 58 УК РСФСР:

«58-14. Контрреволюционный саботаж, т.е. сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, про особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела, с конфискацией имущества. [6 июня 1937 г. (СУ №49, ст.330)].[1]»

Революционное действие переквалифицировалось большевиками в контрреволюционное.

Как видим, глядя на практические дела большевиков, основания считать их манихеями у нас есть.


[1] https://stalinism.ru/dokumentyi/statya-58-uk-rsfsr