МАОИЗМ КАК АНТИКОММУНИСТИЧЕСКИЙ КИТАЙСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ

1. В ЧЁМ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ СЕКРЕТ УСПЕХА КИТАЯ? 

Успехи Китая заставляют подумать об основах этого успеха. Китай называют «коммунистическим», но в этом есть значительные сомнения. Это значит, что для повторения успеха Китая нет смысла возвращаться к пройдённому. 

Однако есть смысл разобраться. 

Многие полагают, что в основе успеха – марксизм и коммунизм. Однако если обратиться к творениям Мао, то в них мы не найдём ни разработок марксистского толка, ни коммунистического. Достаточно взять список названий тома произведений Мао (Мао Цзе-Дун, избранные произведения, т. 2, М. 1953 г.), чтобы понять, что он вообще не был озабочен марксизмом. Единственное что его волновало – это освобождение Китая от Японии, национальная война. Если бы Маркс изучил Мао, он был бы глубоко потрясен, как его интернациональная доктрина превратилась в националистический китайский милитаризм.

Вот список работ Мао по порядку:

1. Политическая линия, практические мероприятия и перспективы борьбы против наступления Японии. (1937 г.)

2. За мобилизацию всех сил для завоевания победы против японских захватчиков (1937 г.)

3. Против либерализма. (1937 г.) 

4. Насущные задачи, вставшие после установления сотрудничества между гоминданом и коммунистической партией (1937 г.) 

5. Беседа а английским корреспондентом Джемсом Бертрамом. (Коммунистическая партия Китая и война против японских захватчиков. (1937 г.) 

6. Обстановка, сложившаяся в войне против японских захватчиков после падения Шанхая и Тайюаня, и вытекающие из него задачи. (1937 г.) 

7. Объявление правительства пограничного района Шенси-Ганьсу-Нинся и тылового управления 8-й армии.

8. Вопросы стратегии партизанской воны против японских захватчиков (1937 г.)

9. О затяжной войне (1937 г.)

10. Место коммунистической партии Китая в национальной войне. (1937 г.) 

11. Вопрос о независимости и самостоятельности в едином фронте. (1937 г.) 

12. Война и вопросы стратегии. (1937 г.)

13. Относительно противоречия. Два воззрения на мир. (1937 г.)

Как видим, классовой борьбой, пролетариатом Мао не был озабочен ни в какой мере. Поэтому поражает его умение взять риторику доминирующего, но совершенно чуждого, учения для исполнения своих замыслов поражает. Как ему удалось китайский военный национализм выдать за интернациональный коммунизм – загадка. Ведь в статьях нет ни грана попыток найти у Японии союзников в лице пролетариата – потенциальных союзников, не было никакой попытка организовать на фронтах классовое братание, как это было организовано большевиками на русско-немецком фронте. Япония – враг без всяких классовых нюансов.  

Есть другой вопрос, как Сталин позволил откровенный китайский милитарный национализм выдать за коммунизм. Уж кто-кто, а Сталин в вопросах теории разбирался. Как молодой китаец показал такую уверенность в коммунистической риторике, не имея ни грана содержательности? Единственный ответ состоит в том, что Сталин к 1937 году сам понял невозможность что-либо положительное создать на базе совершенно отрицательного. То есть Сталин сам мог спроектировать мысли молодого китайца, чтобы решить проблему второго фронта перед грядущей войной. Тем более Сталин сам склонялся к патриотической и национальной версии государства.

Но на эти отклонения стали указывать Мао в хрущевские времена, когда объявлен был возврат к истокам – марксизму-ленинизму, что китайскую версию обнаруживало как оппортунистическую, что взбесило Мао и стало причиной контрарных отношения с СССР.  

Но факт есть факт. До сих пор Мао в мавзолее, а значит его идеология доминирует. И самое интересное – без каких-то противоречий. Там нечего свергать: китайский национализм под прикрытием интернационального марксизма – удобная форма позиционирования на международной арене. А главное – успешная.

МАО ПРОТИВ ЛИБЕРАЛИЗМА   

Известная работа Мао-молодого, 1938 года, «Против либерализма» ставит вопрос о доктринальной адекватности Мао.  

Во-первых, ошибочна характеристика либерализма как идеологии пассивности. Не следует путать либерализм и декаданс. И второе – то, что он удаляет либерализм и революционность, полагая, что воплощает активность и революционность марксизм. Весь пафос его работы направлен против разлагающего либерализма в рядах революционных марксистов.  

Надо сказать, что либерализм и революционизм – это последовательная связка идей. Последовательный монопольный либерализм приходит к революционизму по определению, поскольку либерализм не принимает ограничений и пределов и готов крушить их для утверждения царства свободы. 

Это значит, что Мао выдвигает неадекватную версию либерализма, получая неадекватную версию марксизма и революционизма.

Цитата. Либерализм же отвергает идеологическую борьбу и стоит на позициях беспринципного мира. Это порождает гнилой, обывательский стиль, который приводит отдельные звенья и отдельных членов партии и других революционных организаций к политическому загниванию.

Несомненно неверная характеристика активнейшего, крайне идеологизированного направления. Но она может быть сознательной. Есть тонкий ход: объявляя либералов пассивными разложенцами, он тем самым активных либералов привлекает в свой стан. Грамотный ход.

То есть связав активизм с марксизмом, Мао привлек на свою сторону активных либералов. 

Цитата. Проникшись активным духом марксизма, мы должны преодолеть либерализм с его пассивностью. Коммунист должен быть искренним, преданным и активным, интересы революции должны быть для него дороже жизни, он должен подчинять личные интересы интересам революции; всегда и везде он должен отстаивать правильные принципы, вести неустанную борьбу против всяких неправильных взглядов и поступков и тем самым крепить коллективизм в жизни партии и связь партии с массами; он должен заботиться об интересах партии и масс больше, чем о своих собственных интересах, заботиться о других больше, чем о себе.

Правда, для революционных либералов, поддержавших Мао, это закончилось эквивалентом советского 37 года и «ночи длинных ножей» Гитлера – «культурной революцией», в которой канули все революционные либералы, поддержавшие Мао в путче против Чайканши. 

То есть Мао кривит душой, пиша текст против либерализма. Либералов все путчисты используют именно как ударную, «отвязную» силу, которая пойдёт на любое преступление для завоевания власти. Но потом им придется сойти на нет, поскольку криминальный след становится дискредитирующим началом в основании «процветания». Кровь на кого-то надо списать, а списать нужно не на революцию, а на частные недостатки некоторых оппортунистов. Поэтому революционные либералы всегда уничтожаются как враги, когда начнётся системное строительство. В этом отношении судьбы Робеспьера, Троцкого и китайских либералов одинакова. 

Эта статья говорит о том, что Мао, усвоив риторику марксизма, держался совершенно другой линии. Она была бесклассовая. У Мао не было теории классовой борьбы. Причина проста – в Китае не было пролетариата, то есть, по марксизму, движущей силы революции. Что же Мао сделал движущей силой? И что стало основой его идеологии?

Ответ: он сделал основой национальный фактор и фактически стал идеологом китайского национализма. И никакого марксизма! 

То и другое подтверждает результат. После победы СССР над Японией на Халхин Голе и в 1945 году воцарение Мао положило конец пропаганде революционизма, что стало, кстати, одной из причин ссоры с троцкистом Хрущёвым, который требовал революционного рывка в коммунизм при помощи СССР к 1980 году (по плану Хрущева), а тот отказался в пользу метода «взлёт дракона» и национальных интересов.

Разъясним эти две вещи, которые показывают, что Мао никогда не был ни марксистом, ни революционером, а только воспользовался этим популярным форматом для взятия власти по китайскому национальному образцу.