КАК ДЕЛО ПОДМЕНИЛИ СЛОВОМ

О роли «общественников» в гибели СССР.

«Если тебе комсомолец имя – имя крепи делами своими». Думаю, подобных девизов, лозунгов, призывов любой, кто застал времена СССР, припомнит предостаточно. Установка на приоритет реального дела декларировалась громко и отчетливо. А вот на практике всё было сложнее и интереснее. Я хотел бы поговорить о так называемых «общественниках». На мой взгляд, свой негативный вклад в разрушение СССР они внесли.

И для начала предлагаю вспомнить образ одной такой «общественницы», созданный актрисой Людмилой Ивановой в фильме Эльдара Рязанова «Служебный роман». Крикливая, нахальная она безо всяких церемоний влезала и в чужую личную жизнь, и в очередь за продуктами. Отдадим должное мастерству Людмилы Ивановой. Образ получился яркий, а главное – узнаваемый. Очень многие узнали в «Шурочке» свою, хотел написать «коллегу», но не стал. Слово «коллега» к ней не подходит. В фильме она только и делала, что сплетничала, собирала деньги на похороны или дни рождения – в общем, занималась всем, кроме собственно работы. Так что коллегой её называть трудно. Она ведь не делала работу вместе со всеми. И вообще не получилось подобрать слово, которое бы обозначало человека, который ходит с тобой под одним производственным коридорам, но общую с тобой работу не делает.

Понятно, что в комедии был создан образ сатирический, намеренно преувеличенный. В реальности так называемые «общественники» всё-таки работу делали. Но в ущерб основной работе. Самое интересное, что на их зарплате, особенно «повременной» это не сказывалось. Более того, «общественники» поощрялись помимо заработной палаты. В очереди на жилье, при распределении путевок в дома отдыха и санатории, «общественники» были в приоритете. «Он (она) общественник» — звучало серьезным аргументом в пользу человека. Что греха таить, я, заставший инерцию советских времен, решая свой жилищный вопрос, тоже какое-то время занимался «общественной работой». Поощрялось не реальное дело, а «активность», не дававшая реального продукта.

И «общественникам» нравилось. Действительно! На «общественной» работе меньше работы, меньше ответственности. А деньги те же, плюс «по общественной линии» перепадает. К тому же на виду у начальства, которое не редко вышло из таких же «общественников». Там и продвинуть по службе могли. И это не будучи профессионалом. А если им прямо или косвенно давали понять, что они занимаются не делом, то это их обижало. «Шурочка» сильно недоумевала, когда Калугина отправила её делать то, что ей положено по штатному расписанию.

И эта подмена реального дела словом раздражала. Особенно раздражало тех, кто действительно делал дело. У кого не было времени на всевозможные «общественные мероприятия». С кого спрашивали работу. Они видели, что кто-то за слова, за «культмассовые» мероприятия получает столько же, а то и больше, чем он. От этого опускались руки. Это раздражение копилось, плюсовалось к дефициту продуктов, однообразным изделиям массового потребления, раздражению от бесконечной агитации и общему недовольству существовавшими порядками. А накопившееся раздражение имеет свойство прорываться. Так что к тому, что в 1991-м году кто-то пассивно, а кто-то активно способствовал падению СССР, а кто-то промолчал, есть доля вины и «общественников».

Долгое время мне не давал покоя вопрос, почему «общественников» не ограничивали, почему не заставляли заниматься реальным трудом. А ответ оказался прост. С 1936-го по 1977-й ВКП(б) – КПСС, которой принадлежала реальная власть в стране сама официально была общественной организацией. И дисциплинировать «общественников» для неё значило «наступить на горло собственной песне». Деваться было некуда и Партия сама себе взрастила могильщиков.

Мне довелось некоторое время поработать в западных компаниях. Хотел бы поделиться своими впечатлениями о том, как обстоит дело с «общественной работой» там. Да, «общественная нагрузка» там есть. Но там считают деньги. Там твердо убеждены, что деньги человеку платятся только за его служебные обязанности[1]. И «общественная нагрузка» касается исключительно производства. Если это кружок, то кружок не художественной самодеятельности, а, например, качества. Впрочем, секции йоги или спортивные команды при предприятии также есть и часто за счет фирмы. Но работают они исключительно в нерабочее время и спортсмен или художник – это во-вторых, а во-первых каждый работник – это специалист, который производит продукт, который фирма продает.

Хотите быть в курсе наших разработок? — Подписывайтесь на наш канал!

Поддержать канал можно на карту Альфа-банка 4584 4328 2292 3273 или

Яндекс-кошелек 4100112595121984



[1] Помнится наш руководитель американец, когда ему сказали, что нужно выделить несколько человек на субботник» по уборке территории предприятия, никак не мог взять в толк, почему люди, получающие зарплаты инженеров, должны выполнять работу дворников.