ВОИНСТВУЮЩИЙ ДИЛЕТАНТИЗМ

В инженерных кругах ходил и ходит анекдот: «Приходит рационализатор в КБ:

— У меня есть гениальная идея.

— Какая?

— Надо сделать ящик с двумя дырами. В одну засыпаем руду, а из другой будут высыпаться детали.

— Ну а в ящике то что?

— Это уже ваша проблема. В инженеры, вы думайте. А я идею предложил.»

Этот анекдот вспомнился мне, когда я посмотрел фильм «Попутчик», снятый в 1986-м году режиссером Иваном Киасашвили. На излете советской эпохи, когда ослабли вожжи цензуры, и наших деятелей от культуры понесло кто во что горазд, на экранах возникали явления, которые иначе как воинствующим дилетантизмом не назовешь.

Волею судьбы в одной машине оказались двое зрелых, сложившихся мужчин. Один, — Жилин, — чиновник от науки. Всю свою научную жизнь он делал карьеру, писал восторженные отзывы на совершенно ненужные разработки, и мечтал заняться чем-то стоящим. Наконец мечта начинает сбываться: он получает в распоряжение подразделение и уже прикидывает кого из «толковых ребят» он возьмет к себе и чем займется. А пока готовится к поездке в отпуск на Кавказ. Но вмешивается некий Костылин – изобретатель-самоучка из провинции, которому Жилин уже не раз написал отрицательный отзыв на предложенную им разработку. Казалось бы, всё складывается нормально. Костылина вежливо выпроводили. Начальник дал «добро» на отпуск и даже подсказал в Тбилиси адрес своих хороших знакомых. Однако в последний момент оказывается, что в центральной газете опубликован фельетон на тему этой самой машины, что поднялась «волна» и Жилину придется отодвинуть отпуск и плотно разобраться с изобретением Костылина. И он едет в провинцию. А по пути встречает Костылина, которому не удалось сесть на свой автобус. Невольно два противника становятся попутчиками. По пути выясняется, что Костылин только что высудил у нескольких предприятий авторское вознаграждение за внедренный резец и в его «дипломате» лежат пачки денег. Они заезжают к костылинскому другу, — тоже изобретателю-самоучке, — которого Костылин считал своим учителем, но который сдался и бросил борьбу с бюрократизмом, за что Костылин громко и эмоционально его осудил. По пути встречаются другие друзья-приятели Костылина, которые нахваливают его машину и Жилин начинает сомневаться, был ли он прав, когда по всей науке давал негативный отзыв. Наконец они приезжают домой к Костылину, но в этот самый момент бульдозер по распоряжению местных властей сносит самовольные постройки и в их число попадает сарай, в котором стояла та самая машина. Всё, изобретение похоронено. «Занавес».

Пафос фильма понятен: «Бюрократы от науки и техники губят инициативу снизу». А губят ли? А насколько полезна и состоятельна эта самая инициатива?

По роду своей инженерной деятельности мне неоднократно доводилось сталкиваться с такими «кулибиными», в том числе в качестве «Жилина» из фильма. В большинстве своем это были хорошие, энергичные мужики, которые искренне хотели как лучше. Среди их предложений встречались действительно дельные. Однако при подробном рассмотрении чаще всего оказывалось, что эффект от внедрения их идей может быть и будет, но не настолько, чтобы окупить затраты на переоснащение производства. Очень часто не соблюдались требования безопасности, которые, как известно, написаны кровью. Ладно, если он что-то сделает на своей машине и ездит не дальше ближайшего леса. А если из-за его нововведения кто-то пострадает?

В фильме фигурирует популярная в те годы передача «Это Вы Можете», где рассказывали о разного рода «самодельщиках». Как раз в фильм попал эпизод, где изобретатель демонстрировал приспособление для рыхления почвы. Промышленная электродрель с насадкой в виде двух ножей длиной около 15 см, вращающихся с бешенной скоростью. Никакого ограждения, ничего, что предохранило бы от травмы. Только крючок из проволоки, которым к поясу оператора крепился электрошнур, чтобы не попал под нож. О собственных ногах изобретатель не позаботился.

Случалось иметь дело с людьми настроенными достаточно агрессивно, твердо убежденными, что только они, практики что-то понимают в технике, а все «конторские» только чай пьют и штаны просиживают. (Здесь свою негативную роль сыграла официальная идеология, объявив людей умственного труда «прослойкой», чем-то вторичным.) И при этом категорически не желали сделать хотя бы грамотный эскиз: «Вы предлагаете что-то сделать. Объясните внятно что.» А это требование было совершенно естественным. Для того чтобы писать прозу или стихи нужно как минимум уметь грамотно писать. Чертеж – язык, при помощи которого работает производство. Там есть свои синтаксис и пунктуация, благодаря которым чертеж прочитывается одинаково и в КБ и в цехе; и в Москве и во Владивостоке. Возможностей освоить эту несложную, в общем, науку в СССР было предостаточно. Дневные, вечерние, заочные, ВУЗы и техникумы. Всё бесплатно. Кончалось всё обидой или жалобами, на которые тратилось время.

Как-то в начале 2000-х меня попросили быть экспертом по изобретению, касающемуся экономии топлива. Мой знакомый вел переговоры с неким изобретателем на предмет совместной организации выпуска изделия. В телефонном разговоре я спросил:

— Образцы имеются?

— Имеются.

— Результаты испытаний есть?

— Есть.

— Давайте встретимся, посмотрим.

При встрече оказалось, что образец есть, но в работе его показать не получается. Никаких документально подтвержденных результатов испытаний также не оказалось. На моё настойчивое требование всё-таки показать хоть какие-нибудь бумаги, где были бы написаны параметры расхода топлива с устройством и без, я получил только искренние и горячие заверения, что «всё работает». Результаты нашего разговора я честно изложил своему знакомому, честно усомнившись в серьезности контрагента. Дальнейшие переговоры шли уже без моего участия, но при случайной встрече в офисе знакомого, тот изобретатель со мной не поздоровался. Обида понятна. Я лишил его финансирования. А может быть вывел на чистую воду жулика.

Увы, авторы фильма подошли к вопросу исключительно с эмоциональной стороны, на волне всеобщего отрицания сложившейся системы и разраставшейся «демократизации». И проигнорировали предметную сторону вопроса. Профессионалы, посмотрев фильм, кто-то улыбнулся, кто-то чертыхнулся, но очень многие несведущие восприняли как чистую монету в подтверждение распространенного предубеждения против «конторских». Вольно или невольно авторы фильма своей некомпетентностью дискредитировали целую систему инженерной науки, образования, систему производства, благодаря которым, во многом, был создан СССР. По сути, это была идеологическая диверсия, результат которой известен.

P.S. Я так и не понял, зачем авторам было присваивать фамилии толстовских персонажей героям фильма не имеющего к «Кавказскому пленнику» никакого отношения? Разве что один из героев собирался, всего лишь собирался, поехать на Кавказ.