ДОЛЖЕН ЛИ КИТАЙ ПЛАТИТЬ ЗА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ СССР?

1.

Пред нами блок с китайской стеной. Но вы никогда не задавали себе вопроса, почему Китай не допускает раскопок вокруг этой самой стены? Чего скрывать?

Значит есть что.

Страсть к заимствованиям, родившаяся еще в эпоху провозглашения даосизма своим учением, Китай пронес всю свою историю. Умение из заимствованного делать своё величие – до похвальное, но не вечное. Рано или поздно есть смысл ставить вопросы и на них отвечать. Главный из них о платежах и компенсациях. Прецедентом является, конечно, небесплатное пользование западными технологиями, которые идут как интеллектуальная собственность, за которую Китай платит до сих пор, в частности, привязывая юань к доллару.

Мы же, предоставив Китаю то, что стало условием для развития – идеолого-социально-государственно-символическую систему сталинского извода, ставим вопрос о семиотической ренте.

Например, весь китайский геральдико-символический блок произведён и апобирован Советским Союзом. Кстати, ещё по посчётам в СССР это составляло огромную сумму. Так вот чтобы понять символический эффект сотни тысяч красных знамен, нужно было проделать символизацию сотни раз в сотнях местах с миллионами участников – с серьёзными корректировками вплоть до размеров и материала символов. Был случай, когда красную звезду из фанеры было делать запрещено – только из металла. Огромные затраты. Так что символический эффект – такой же опытный процесс, что и выработка легированной стали – время, деньги, личные драмы. Отработанная символика и геральдика – колоссальная ценность. А значит товар.

У этого товара есть собственник. СССР. Правопреемником этой собственности становится Российская Федерация. Это значит есть смысл предложить нашим друзьями выплатить нам ренту и перейти в режим франшизовых отношений. Причем с индексацией. К примеру, красное знамя, выработанное в СССР в Китае на площади в скоплении миллиона человек начинает обладать стоимостью с индексом в миллион знамён.

По нашим подсчетам это предполагает единовременную выплату в пределах триллиона рублей, и фаншизовые выплаты 10 миллиардов в год.

Нет сомнения, что нам придётся делиться с марксизмом по элементам геральдики – к примеру, за серп и молот – это чисто марксистские символы, которые зиждятся на идее физического труда пролетариев.

Технически это выглядит как отслеживание всех деталей, которые имеют стопроцентное заимствование, принятое официально.

В этом отношении марки могут играть роль неопровержимых документов. Рассмотрим пример.

Перед нами блок с маркой, изображающей красный флаг с серпом и молотом.

1. Красный флаг – авторское право СССР.

2. Серп и молот – авторское право СССР.

Неопровержимым доказательством заимствования можно считать фон, изображающий Китайскую стену, что не оставляет сомнения кто и что заимствует. 

Но есть важное различие компенсаций и платежей по технологиям и идеолого-символическим приобретениям. Если технологии вырабатываются и устаревают, то устройство не устаревает, пока используется. Это значит, что компенсации имеют регулярный характер – до момента прекращения использования.

Возникает вопрос: если символы выйдут из употребления, то марки, оставаясь в коллекциях – какова их судьба, становятся ли они предметом торга и компенсации? Ведь их коллекционный статус противоречит авторскому праву.

Необходимость менять подход к заимствованиям давно назрел. Креативные силы в мире становятся донорами и слабеют, выкладывая силы на творчество и созидание, а те, кто копируют, развиваются быстрее, подавляя доноров. Пора менять международную практику в этом отношении. Креатив не должен быть вечным Донором и заложником донорства. Иначе он может иссякнуть, а копиисты поставят крест на цивилизации. 

Начать нужно с малого. Например, с символов.