АНАРХО-ФИНАНСИСТ ЛЁВА ЗАДОВ

1. Недооценка анархо-махновщины

Недооценкой махновщины мы обязаны советскому периоду, который изображал махновцев прежде анархистов, а надо бы наоборот, поскольку возникает совершенно другая картина. Во всяком случае, еще с юных времён, когда я смотрел фрагменты фильмов с махновцами, анализировал географию распространения их действий, участие в военных операциях, возникало ощущение, что здесь что-то не так. Ну не могут разгульные бандиты охватить своей организацией такой масштаб. Значит что-то было другое.  

А другое было. И репером здесь выступила фигура Лёвы Задова. Какая настоящая его фамилия, уже неинтересно, интересно то, что изображенный в разных советских фильмах как вечно пьяный кривляка с револьвером, разгульный дурачок, был … главным финансистом махновцев.

2. Выпуск денег

Собственные деньги, даже в иронической и временной версии – это знак серьезности намерений и использование тончайшей технологии работы с населением. Деньги всегда имели магическое, психоделическое действие на не особо грамотные массы. Но само решение выпускать собственные деньги, само их количество и вариативность говорят о крайней нетривиальности подхода Махно и его окружения. 

Итак, о чем говорят деньги?

1. Об отказе от анархических принципов, потому что деньги всегда были символом капитала, от которого анархисты, склонные к натуральному обмену. Это крайне важно, чтобы подчеркнуть двуличность анархизма.   

2. О стяжательской сущности анархистов.

Теперь вопрос о качестве задовских денег и подходе к их выпуску.

1. Берётся монархическая купюра и на неё беззастенчиво штампуется махновские слоганы. Это несомненно, гениальное изобретение, простое, как мычание, но эффективное (это показали события на финансовом поприще Лёвы, обеспечивавшего продовольственную устойчивость махновцев. Но главное для нас другое – какая технология обеспечения была объявлена? И здесь гениальное просто – насилием: не возьмёшь – унижение или смерть («кто не будет гроши брати, тому будем ж… драти» вариант — гузно) – для крестьян более чем понятный довод. И эта технология известна до сих пор – ею пользуются уже мировые доминионы: не возьмёшь пустые доллары – жди войну.   

Интересно то, что сегодня, в этом контексте, совершенно реалистично выглядит диалог Попандопуло в «Свадьбе в Малиновке», над которым смеялось не одно поколение советских людей, со священником – его торг за крест: «Я тебе ещё нарисую». Надо вспомнить, что он священнику показывал именно монархические деньги (заметим, целую пачку, что нарисовать было проблематично) – с орлами и титулами. Тогда что он рисовал? Он рисовал именно печать махновского типа! Есть подозрение, что Попандопуло был «списан» именно с Лёвы Задова.  

Это, конечно, беспрецедентный компромат на анархистов – использовать деньги исчезнувшего с их же помощью государства! Феноменально. Причем надпечатки были самые разнообразные и номинал не стеснялись копировать: на «керенках» номинал, например, сохранялся полностью, несмотря на то, что обеспечения не было вообще никакого!

2. Второй этап – это создание более сложной надпечатки – уже с изображением самого Махно как гаранта. Это тоже нужно догадаться сделать! Ясно, что когда крестьяне дошли умом, что «имперки» уже не в фаворе и переставали брать, вошли в оборот именно вторые – где графический портрет с очень суровым Махно фактически застилал полотно купюры, создавая эффект оригинальных денег.   

Вообще ясно одно: в те времена даже надпечатка было делом непростым и говорит о том, что были привлечены значительные силы для финансовой политики анархо-махновцев. А если учесть вариативность – от монархических до купонов с советской символикой, — можно сделать вывод, что Лёва Задов был далеко не прост и он был не просто ординарцем и собутыльником, а все было гораздо серьёзнее. Видимо, юморизируя Лёву, кто-то хотел скрыть значительный пласт анархического проекта на Украине.   

3. Финансовая дисциплина

Наконец, знаменует развитие финансовой службы Махно выпуск оригинальных денег – бонов. Это знак уже серьезной финансовой политики – запуск в оборот собственных денег. Это говорит о… появлении признаков государственности! 

А о чем этот шаг говорит? Он говорит об успешности первого периода грабительской финансовой политики Махно. Но и об исчерпанности её же. Второе – в намерении строить своё государство. Это принципиально. Деньги сделаны очень неплохо: и продуманная символика с Роджером и стилистика – кость как виньеточный элемент внизу, — и внятное подобие имперским аналогам по формату, композиции купюр и степени защиты, достаточно высокие для того времени. Веселит только название денег – от рубля при всем своём украинизме Махно не ушёл. 

В итоге, ясно одно: анархизм даже в своей «созидательной» практике не уходит от террора, показывая, как любая анархо-свобода оборачивается террором как при расчистке (зачистке), так и при воспроизведении всех признаков государственности, с которой они же боролись. Получается, анархизм и на практике — обман, связанный всего лишь с переделом власти силами, курирующими анархистов.