В середине 1980-х я попал в больницу. Поскольку 15 лет мне уже исполнилось, то меня поместили во взрослое отделение. Погрузиться во взрослую жизнь подростку интересно, и здесь я воспроизведу монолог одного из моих товарищей по палате:

«Понимаете, заболеть никак не мог. Ну не липнет болезнь и всё тут. А тут раз и температура. Ну, я бегом к врачу, тот мне ОРЗ ставит, больничный выписывает! Я сразу в магазин за бутылкой[1] и к соседу …»

По сути, мой товарищ по несчастью рассматривал заболевание как дополнительный оплачиваемый отпуск, к которому искренне стремился. И был это не тунеядец, не алкоголик, а обычный рабочий одного из крупных заводов Челябинска. Интересно, но его никто не осудил, не усовестил: «Нашел чему радоваться! Там работа встала! Товарищи за тебя работают.» Соседи по палате рассматривали такой подход к жизни как нечто нормальное и сетовали друг другу только на то, что заболевание оказалось неприятным. Я также поддался общим настроениям, а спустя годы вспомнил этот монолог и задумался: «А откуда брались в СССР средства на эти оплачиваемые отпуска?»

Школьные уроки подсказали ответ: Оттуда же, откуда брались средства на бесплатное образование, здравоохранение, компенсацию части проезда в общественном транспорте и т.д. В пропаганде эта система носила громкое название Общественные Фонды Потребления (ОФП) и преподносилась как достижение социалистической системы и крупный шаг на пути к «Коммунизму», где «От каждого по возможности, каждому по потребности». В рамках этих ОФП созданный обществом продукт перераспределялся. Мы в то время добросовестно это все вызубривали в рамках школьного курса «Обществоведения», не особенно вдаваясь в логику.

Однако прошло время, пришел опыт, марксистская идеология перестала главенствовать в нашей стране. Появилась возможность задуматься над этими и многими другими вопросами.

Начнем с того, что вспомним закон сохранения материи, который, кстати, является одним из основополагающих в марксисткой же материалистической картине мира. В вольной трактовке он звучит примерно так: «Ни что не возникает из ничего и ни что не исчезает бесследно». С этой точки зрения понятно, что для того, чтобы что-то в ОФП перераспределять, туда нужно вложить. Тогда получается, что кто-то работает. У него продукт изымается и потом «перераспределяется». Теоретически, работнику созданный им продукт возвращался ему в виде бесплатной медицины, образования и пр. Но на практике это выглядело иначе. Пример, что я привел в начале – один из многих и, по меркам «совдепа», в общем, безобидный. Однако, получается, что пребывание в больнице, лекарства, питание, оплачиваемый больничный моему товарищу оплачивал другой рабочий, который в это время добросовестно работал. Если же взять людей, которые чуть ли не профессионально занимались симуляцией, и которых было, в общем, видно, то тогда у добросовестного работника фактически изымались средства на их содержание.

Идем дальше. Известно, что хлеб в СССР продавался по заниженной цене и это подавалось как еще один шаг к «Коммунизму». Но после того, как я уже в студенческие годы будучи на «картошке» узнал, что на селе хлеб в СельПО скупался десятками булок и скармливался скоту, энтузиазма у меня поубавилось. Получалось, что у кого-то изымались средства чтобы оплатить реальную стоимость хлеба, а другие использовали его как дешевые корма. Думаю, подобные примеры из повседневной жизни и не один приведет каждый, кто помнит советские времена.

Наконец последний пример общесоюзного уровня. В начале 1990-х были опубликована таблицы, где было показано соотношение: сколько республики СССР потребляли, а сколько производили на душу населения и, самое интересное, баланс (одну из таких таблиц приводим и мы. Из таблиц однозначно следовало, что РСФСР и где-то Белоруссия кормили весь Союз[2]. То есть у работников РСФСР изымался наработанный продукт и «перераспределялся». С этими таблицами спорили, пытались опровергать, ссылаясь на советские статистические сборники. Но постперестроечная история четко показала, что принципиально эти таблицы были верны.

О злоупотреблениях чиновничьего аппарата, номенклатурных льготах, думаю, упоминать не стоит. В свое время об этом было много сказано и написано[3].

Теперь обратимся к определению эксплуатации:

Эксплуатация — присвоение результатов труда другого человека без обмена или с предоставлением взамен товаров (услуг, денег), стоимость которых меньше, чем стоимость, созданная трудом этого человека за рабочее время.

Это самое мы наблюдаем и на наших примерах. У добросовестного работника изымался продукт, но возвращался частично. Остальной продукт доставался недобросовестным работникам, любителям дешевого корма, номенклатуре и союзным республикам. То есть эксплуатация в чистом виде.

Вывод: В СССР существовала система эксплуатации, которая носила характер общегосударственной системы, как на уровне отдельных граждан, так и на уровне субъектов Союза ССР. Задачей пропагандистского аппарата являлась маскировка данной системы. Эксплуатация выдавалась за общественное благо.


[1] Справедливости ради отметим, что радовался он не долго. Мы все там болели вирусным гепатитом. Заболевание крайне неприятное как в плане серьезного поражения печени, вплоть до летального исхода, так и в плане жестокой диеты и абслоютного запрета алкоголя минимум на год.

[2] Думаю, что не ошибусь, если скажу, что данные публикации стали одним из главных поводов к развалу СССР. Одно дело, когда ты, приезжая в Киев, заходишь в магазин «Колбасы» и у тебя разбегаются глаза от разновидностей колбасы, а у себя на Урале гоняешься по магазинам за этой хоть какой-нибудь колбасой. Это воспринимается как некая частность. И совсем другое, когда читаешь в уважаемой газете, что на лицо система «перераспределения» на государственном уровне и не в твою пользу. Своим опытом поездок в 1970-80-е в Грузию, Прибалтику, Среднюю Азию и пр., думаю, поделятся многие.

[3] Взять хотя бы книгу Б.Н. Ельцина «Исповедь на заданную тему», которая стала едва ли не ключевой в его борьбе за высший пост в постсоветской России.